Первая технологическая война: почему первым ее объявил Путин

Первая технологическая война: почему первым ее объявил Путин
Выступление Владимира Путина на ПМЭФ-2019 — это, с одной стороны, некий сиквел к его знаменитой «мюнхенской речи», а с другой стороны — заявка на максимально активное участие России в процессе реформирования (или даже слома) существующего международного порядка, причем одновременно в политической, экономической и технологической сфере. Также российский лидер в очередной раз оказался тем единственным мировым политиком, у которого хватило мудрости и смелости назвать вещи своими именами, озвучить то, о чем говорят в дипломатических кулуарах, и дать правильное описание происходящего в мире. А в мире у нас, к сожалению, идет война — «первая технологическая война новой цифровой эпохи». Ее результаты повлияют на мировую историю ничуть не меньше, чем промышленная революция XIX века, Первая мировая, Великая Отечественная война и холодная война. Не участвовать — не получится, и вот это «не получится» в равной степени относится как к Китаю (на который пока пришелся главный удар Вашингтона), так и ко всем остальным странам (включая Россию), которых США хотят держать в состоянии технологической отсталости и технологической зависимости от американских корпораций и от капризов американских политиков. Когда серьезные политические лидеры, такие как президент Путин или председатель Си, говорят о масштабных конфликтах и угрозах, которые агрессия Вашингтона представляет для мировой стабильности, западные СМИ их зачастую (и абсолютно безосновательно) обвиняют в использовании «риторики осажденной крепости» и попытках разбудить в собственных народах антиамериканские чувства. На самом деле, как легко заметить после знаменитой «раздачи печенек» в Киеве и санкций (плюс попытки обанкротить) против Huawei и ZTE, никто и никогда не перегонит самих американских политиков и дипломатов в усилении антиамериканских эмоций от Калининграда до Хайнаня. Важный момент выступления Владимира Путина — это обстоятельное перечисление болевых точек (или, если совсем откровенно, гниющих ран) действующей международной системы, сумма которых заставляет думать о том, что «король» (или в данном случае — «гегемон») оказался если не голым, то уже однозначно в лохмотьях.Точка невозврата была пройдена еще около десятилетия назад, когда Вашингтон (при поддержке брюссельской бюрократии) отказался от реформирования мировой экономики, формата развития и международной валютной системы, отдав однозначное предпочтение мерам, которые «обезболили» последствия кризиса 2008 года, но привели к тяжелым побочным последствиям. Российский лидер описал логику и ошибочность стратегии сохранения статус-кво: «Если посмотреть правде в глаза, воли, а может быть, смелости тогда не хватило, чтобы до конца разобраться, в чем же дело, и сделать соответствующие выводы. Возобладал упрощенный подход: мол, сама по себе модель глобального развития вполне дееспособна, ничего по существу менять не нужно, достаточно устранить симптомы и отчасти скоординировать правила и институты мирового хозяйства и финансов, и все будет нормально. <...> Тогда было много надежд и позитивных ожиданий, но они быстро рассеялись. Политика „количественного смягчения“, другие предпринятые меры не решили проблем по существу, а только отодвинули их в будущее.»Стоит перевести на обывательский русский те вежливые формулировки российского президента, которые были обращены к бизнесменам, финансистам и экономистам, присутствующим на ПМЭФ. То самое «количественное смягчение» и другие меры, на которые указал Владимир Путин, по сути, сводятся к следующему: США, вместо того чтобы признать необходимость реформы мировой экономики и валютной системы, начали использовать сначала долларовый печатный станок, а потом и «долларовые санкции» (отключение от долларовой финансовой системы, «вторичные санкции» и эмбарго) для того, чтобы давить конкурентов и обеспечить американскую гегемонию, для которой уже нет объективных оснований. В этом контексте стоит процитировать позицию известного американского финансиста и руководителя инвестфонда DoubleLine Capital Джеффри Гундлаха (более известного как «король облигаций»), который написал в твиттере: «Президент Трамп говорит, что США — это „копилка“, из которой хочет украсть остальной мир. Но у США есть 124 триллиона долларов обязательств без финансирования!»Есть два (принципиально несовместимых) взгляда на современный мир: это взгляд Трампа (да и многих других в Вашингтоне), который предполагает, что именно США являются жертвой остального мира — причем над этой позицией не стесняются публично издеваться известные американские финансисты. И есть взгляд Владимира Путина, который показал на основе статистики международных финансовых институтов, что претензии не только США, но даже «коллективного Запада» на глобальное доминирование уже безосновательны: «За последние три десятилетия доля развитых стран в глобальном ВВП по паритету покупательной способности снизилась с 58 до 40 процентов. В том числе доля государств „Группы семи“ сократилась с 46 до 30 процентов, и, напротив, вес стран с развивающимися рынками растет. Такое быстрое становление новых экономик не только со своими интересами, но и со своими платформами развития, со своими взглядами на глобализацию и региональные интеграционные процессы плохо стыкуется с представлениями, которые относительно недавно казались незыблемыми».Получается, что это именно президент США Трамп прибегает к риторике «осажденной крепости» (точнее, «осажденной свиньи-копилки»), в то время как российский лидер предлагает конкретные решения по сохранению бонусов глобализации при реформировании ее базы: вместо уважения американской гегемонии Путин предлагает поставить во главу угла уважение суверенитетов участников международной торговли и технического сотрудничества. Может показаться (и наши западные партнеры, а также их медийные союзники внутри России сделают все для продвижения этой иллюзии), что месседж президента, отправленный на Запад в рамках ПМЭФ, изначально обречен на то чтобы остаться без позитивного ответа. Такой взгляд на вещи не соответствует действительности, ибо не отражает реальности во всей ее сложности и полноте. Да, официальный Вашингтон вряд ли согласится участвовать в российско-китайском формате «глобализации на основе уважения суверенитетов», но это не так уж и важно, ибо Белый дом — это еще не вся Америка, а Еврокомиссия — это еще не вся Европа. Бизнесмены-прагматики смотрят на ситуацию совсем под другим углом. Символом этого особенного отношения к России и ее будущему стала тема встречи западных бизнесменов с Владимиром Путиным. Как сообщил генеральный директор РФПИ Кирилл Дмитриев, «была крайне успешная встреча президента с инвесторами, которые управляют капиталом в 15 триллионов долларов. Они действительно подтвердили свой интерес к национальным проектам на основе того, что они уже с нами сделали много доходных, хороших инвестиций и они видят потенциал реализации национальных проектов». Желание иностранного бизнеса делать ставку на Россию — это лучшее доказательство того, что у глобализации на основе уважения суверенитетов большое, хотя и не беспроблемное будущее.
22:21
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...